Почему рекордный рост долга не привел к сопоставимому экономическому росту | Финансовый портал
07.12.2022

Финансовый портал

Бизнес, банки, финансы

Почему рекордный рост долга не привел к сопоставимому экономическому росту

Федеральная резервная система США в марте дважды опустила процентные ставки до 0–0,25%. Доходность 10-летних казначейских облигаций впервые в истории опускалась ниже 1%. Низкие по историческим меркам ставки могут приводить к дисбалансам в экономике и способствовать усилению долговой нагрузки. Текущий глобальный кредитный цикл, начавшийся в 2010 г. после мирового финансового кризиса, стал самым быстрым по темпам роста. В то же время рекордный рост долга не привел к сопоставимому экономическому росту, потому что одних монетарных стимулов может быть недостаточно для качественного подъема ВВП в развитых странах.

Бизнес-циклы, как правило, протекают синхронно с кредитными. Текущий экономический цикл в США стал самым продолжительным за всю историю наблюдений еще в 2019 г., продлившись более 10 лет. Мировая экономика с 2009 г. растет вместе с американской и формирует четвертую крупную волну роста долговой нагрузки, посчитали экономисты Всемирного банка.

В обзоре «Глобальные волны долга: причины и последствия» отмечается, что начавшаяся в 2010 г. волна стала самой сильной по темпам роста и размеру. Предыдущие три закончились кризисами: мировым финансовым кризисом 2007–2009 гг., азиатским финансовым крахом в конце 1990-х гг. и латиноамериканским долговым кризисом в 1970-х гг. В 2018 г. долговая нагрузка достигла абсолютного максимума в 230% по отношению к мировому ВВП. Средний темп роста долга также оказался рекордным – 2,3 процентного пункта ВВП в год против 1,5 п. п. в период с 2002 по 2009 г.

Основными причинами роста долговой нагрузки во всех четырех эпизодах авторы исследования называют низкие реальные процентные ставки, изменения в финансовых технологиях и стимулы к увеличению заимствований. Начало роста долговой нагрузки сопровождалось экономическим подъемом, как в предыдущих эпизодах, однако затем наступал период стагнации.

Не только монетарные стимулы

Часто можно услышать, что причиной нынешних низких ставок стали агрессивные монетарные стимулы после глобального финансового кризиса. Однако, как показывают наблюдения экономистов МВФ, реальные процентные ставки снижаются с 1980-х гг. и причины не ограничиваются денежно-кредитной политикой, но включают увеличение сбережений в развивающихся странах, повышение спроса на безопасные активы и сокращение инвестиций в развитых странах. Если первые два фактора можно назвать позитивными, то последний вызывает тревогу. Сбережения в развивающих странах выросли вследствие увеличения доходов в результате глобализации. Этот же фактор сформировал спрос на безопасные активы, так как многие страны накопили большие резервы. Один из главных сторонников этой теории – бывший председатель ФРС Бен Бернанке. Фактор спроса на безопасность особенно заметен сейчас, когда доходность казначейских облигаций США обновляет исторические минимумы на фоне падения таких рисковых активов, как акции и сырьевые товары.

Слабые инвестиции

Слабые инвестиции в развитых странах – вот главная беда нынешних низких ставок, с которой стоит бороться. Они лишают экономику качественного роста и могут привести к «вековой стагнации» (это понятие популяризовал бывший министр финансов США Лоуренс Саммерс). Подавленный спрос на инвестиции в развитых странах может объясняться демографической ситуацией и техническим прогрессом. Нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман считает, что медленный рост населения ведет к снижению спроса на инвестиции. Ослабление спроса также объясняется техническим прогрессом, который позволил компаниям расти с меньшими затратами. Как отмечает Саммерс, Facebook купил WhatsApp за $19 млрд лишь с 55 сотрудниками.

В результате слабого инвестиционного спроса экономика лишается качественного роста, а монетарные стимулы не работают так эффективно, как хотелось бы, и могут вести к финансовой нестабильности. Члены Комитета по открытым рынкам ФРС 28–29 января уделили большое внимание связи монетарных мер и финансовой стабильности. И хотя консенсус сводится к тому, что главной задачей применения монетарных инструментов остается ценовая стабильность и сильный рынок труда, были отмечены возможные негативные последствия долгой мягкой денежно-кредитной политики для финансовой стабильности.

Решение – рост расходов на инфраструктуру

Чтобы исправить дисбалансы и ускорить экономический рост, необходимо увеличить инвестиции. Тогда низкие ставки могут привести к желаемому эффекту качественного экономического роста, а не только способствовать повышению долговой нагрузки. Возможными решениями могут быть увеличение государственных инвестиций. О необходимости фискальных стимулов в Европе говорила президент Европейского центробанка Кристин Лагард, так как даже отрицательных ставок ЕЦБ не хватает, чтобы повысить темпы роста стагнирующей экономики еврозоны.

Идея увеличения государственных расходов может найти поддержку и в США в условиях рецессии вследствие эпидемии коронавируса. Предпочтительным вариантом выглядит повышение расходов на инфраструктуру. По вопросу изменения системы здравоохранения между республиканской и демократической партиями нет консенсуса, зато идея обновления устаревшей дорожной инфраструктуры, мостов, аэропортов и т. п. может получить поддержку обоих политических лагерей. Инфраструктурные расходы повышают производительность труда, что увеличивает темпы экономического роста. Так что следующий шаг в улучшении состоянии экономики не за ФРС, а за фискальными властями.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.